Как сделать карьеру руководителя проектов

Как делают карьеру. 7 вопросов о карьере к директору проектов

Александр Нудельман, Директор проектов, HR бизнес-партнёр «Ростелекома», заряжает позитивом даже своей манерой говорить по телефону – что-то есть в его доброжелательном и бодром голосе такое, что хочется немедленно встряхнуться и перестроить свой график как-нибудь поэффективнее, а потом – засучить рукава и за дело.

При личной встрече это впечатление только усиливается. Александр сидит напротив меня в кафе и делится персональным рецептом мощного поступательного движения вверх по карьерной лестнице, а я ловлю себя на мысли, что ещё, пожалуй, не встречала человека, который был бы настолько спокоен и энергичен одновременно. В его манере нет суеты, но при этом есть напор, нет расслабленности, но есть устойчивость, нет напряжённости, но есть динамичность. Такое же впечатление возникает и от его рассказа – постоянный рост, движение вперёд, без судорожных рывков и пауз.

Вопрос 1.  Как Вы встретились со своей работой – сразу, по воле случая или в результате долгого поиска?

Александр: Я учился на факультете международных экономических отношений в Финансовой Академии и ещё в конце второго курса пошёл на стажировку в компанию “Deloitte”, входящую в «Большую четвёрку». Стажировка закончилась, и я остался на полставки в подразделении, занимающимся международным налогообложением, так что с третьего курса я уже работал. Когда заканчивал институт, я встал перед первой карьерной развилкой – работать на должности старшего консультанта в налогах, что загнало бы меня в узкие рамки карьерных перспектив, или попробовать себя в другой области. Поскольку в налогах много бумажной работы, да и вовлечение в бизнес довольно ограниченное, видишь только маленькую часть всех процессов, я решил, что хочу перейти в консалтинг.

Там я в течение месяца-двух я переходил из одного подразделения в другое, тестировался, проходил собеседования и в итоге пошёл работать в нефтегаз. Было много командировок, я почти полгода жил в Уфе, очень много времени провел в Перми, потом вернулся в Москву и занимался различными проектами в нефтегазе и энергетике. Как это часто бывает в консалтинге, проекты не выбирают, все зависит от конъюнктуры рынка, поэтому через какое-то время я начал работать также в других отраслях и после пары таких проектов задумался, куда мне двигаться дальше.

Я всегда был нацелен на карьеру, и мой девиз – максимально быстрое движение вверх. Я стремился занять должность, на которой мог бы влиять на людей и бизнес компании. Очутившись на второй карьерной развилке, прикинув перспективы рынка и осознав, что значимость позиции в консалтинге преувеличена и с точки зрения карьеры развиваться лучше «в отрасли», я начал планировать стратегию «выхода». Со временем опыт одного из проектов позволил мне перейти на позицию Руководителя по проектированию организации в Билайн, и это было стратегически правильное решение, потому что проработав еще год или два до позиции менеджера на прежнем месте, я всё равно не продвинулся бы в карьере.

Забавно, что ещё на одном из проектов в консалтинге, связанном с нормированием персонала огромного топливно-энергетического комплекса, я зарёкся работать в HR. Это эмоционально выматывающая деятельность, которая никогда не ограничивается голыми цифрами. Зарекаться оказалось вредно, ибо несмотря на то, что организационное развитие – это смежная функция, в 95% случаев она имеет самое прямое отношение к управлению персоналом в крупных компаниях.

Потом меня пригласили в «Ростелеком», и наработанный опыт я использовал уже в этой компании. Здесь мы делали проект по сегментации бизнеса и трансформации персонала. Дело в том, что было сильное несоответствие структуры управления и воплощения трудовых процессов «на земле», роль Корпоративного центра не формализована. Так что первая задача была – привести работу «технарей» (я курировал именно это направление) в соответствие с целевыми процессами.

В конце концов, мы пришли к выводу, что необходимо ввести в компании функцию HR бизнес-партнёра, то есть, человека, который будет ответственным за HR в одной функции. И я стал HR бизнес-партнёром, который ведёт технический блок. В итоге у меня довольно смешная должность – Директор проектов, HR бизнес-партнёр. Ещё у нас есть HR бизнес-партнёр по коммерческому блоку и HR бизнес-партнёр по стратегии и финансовому блоку, и мы втроём такие  суровые парни в мире HR  – когда приехали на форум, то там просто произвели фурор.

Вопрос 2. Какое место в Вашей жизни занимает работа? Много времени ей уделяете?

Александр: Работа занимает значительное место в моей жизни, но я бы не стал говорить, что моя работа заменяет мне хобби. Мне вообще кажется, когда работу называют хобби – это, скорее, популизм. Если человек постоянно учится и старается узнать как можно больше в своём деле и смежных областях, это профессионализм, а не хобби, хотя он и тратит на это свободное время.

А настоящее моё хобби – мотопутешествия, люблю сесть на мотоцикл и поехать – в Суздаль, в Минск, в Европу... Сейчас, правда, у меня произошло пополнение в семействе, так что приоритеты поменялись.

И если от хобби можно отказаться, то от работы, от карьеры и желания быть профессионалом отказаться нельзя. В пиковой нагрузке (когда мы сдаём проект, это месяц-два) я могу буквально жить на работе с восьми тридцати утра до полуночи. Но в выходные я при этом всё равно стараюсь отдыхать.

Обычно же у меня рабочий день где-то с девяти до семи, и вечер остаётся для общения с семьёй. Если моя жена начинает выражать недовольство, я к ней прислушиваюсь.

Вопрос 3. А с какой музыкой Вы бы могли сравнить Вашу работу?

Александр: У нас иногда бывают такие ситуации, что это просто хард-рок. А бывает, честно отрабатываешь проект, делаешь всё, от тебя зависящее, но по какой-то причине всё ломается. Это сильно демотивирует, это уже блюз. Сама же работа над проектом, как я уже сказал, тяжёлый рок: всё мощно, команда выкладывается по полной, нам надо зарядить всех вокруг, так что работаем максимально энергично, в жёстком ритме…

Вопрос 4. А если бы Вы по какой-то причине стали искать себе преемника, на что бы Вы обращали внимание? Какие его качества были бы важны?

Александр: Я сам пришёл из той области, где считают цифры и рисуют процессы. И мне кажется, что именно этого до сих пор не хватает в компании – HR-аналитики, твёрдых данных и поиска взаимосвязей. Когда я пришёл, к нам из регионов то и дело поступали запросы на создание новых отделов на два-три человека. При этом никто не брался посчитать, какая будет выручка, а какие затраты и насколько эффективен будет этот отдел. Бизнес так не работает. И если бы я искал преемника, я бы выбирал человека, который работал в консалтинге, чтобы он был скорее аналитик, чем HR в чистом виде.

Обязательно стрессоустойчивый, всегда очень рассудительный. Он должен уметь принимать решения, но без самодурства; каждое решение должно быть взвешено и продуманно, а не принято наотмашь. Когда есть большое давление от руководителей, надо включить голову и задать множество вопросов – и себе, и руководителю. Зачем? Сколько? Почему? Кто считал и какая прибыль предполагается? Чаще всего есть искушение просто согласиться, ведь вице-президент сказал, что это надо. Но на самом деле необходимо всё считать и действовать рационально. Так что человек должен уметь не поддаваться давлению и уметь всё ставить под вопрос.На месте, где я работаю, это ключевая компетенция.

И коммуникативные навыки – это самое базовое, что необходимо на моей позиции, что нужно в первую очередь. Уметь находить общий язык с другими, договариваться, хорошо работать в команде.

Вопрос 5. А есть в Вашей работе что-то, что утомляет, раздражает, «бесит»? И что в таком случае даёт силы двигаться дальше?

Александр: Вовлечённость персонала, с которым мы работаем. Наша задача – обеспечить вовлечённость людей в работу, но очень многие приходят просто отсиживать часы, чтобы получить зарплату. В регионах зачастую распоряжения из центра воспринимают как попытку влезть в их дела, да и в самом центре не горят желанием двигаться к прогрессу – вроде бы, зачем этим заниматься, всё ведь и так функционирует. Конечно, мы работаем над тем, чтобы мотивировать людей, и менеджеров посылаем, чтобы они популярно объясняли, зачем это нужно…

И если получается, это даёт силы двигаться дальше. А ещё – ответственность. Ответственность перед бизнесом, перед семьёй. Я не могу сказать жене, что у меня что-то идёт не так – у меня всё всегда должно быть «так».

Вопрос 6. А что бы Вы посоветовали самому себе в начале карьерного пути?

Александр: Я бы посоветовал закончить институт, прежде чем идти заниматься карьерой. Потому что период с третьего по пятый курс, пока я работал, дал мне экономию всего одного года. Но при этом я потерял в учёбе, и при хороших перспективах в институте у меня не было блестящих оценок, потому что я просто не успевал. Сейчас же я думаю, что пока есть возможность, надо учиться и учиться серьёзно, потому что всё, что мне давали в вузе, на сто процентов пригодилось в моей работе, начиная от макро и микроэкономики и заканчивая математикой и информатикой. Когда у тебя хорошая база, включаешься в рабочие процессы намного быстрее, и карьера будет продвигаться намного эффективнее.

Ещё я перехожу из компании в компанию, в среднем, раз в два года. Дело в том, что невозможно впитывать лучшие практики, оставаясь на одном месте, погружаешься в состояние статики. Работаешь уже только над улучшением того, что есть, но что касается трансформаций – для этого нужен свежий взгляд. Поэтому такие переходы, на мой взгляд, полезны, и я посоветовал бы двигаться дальше каждый раз, как происходит застой в делах.

Мне кажется, человек должен всегда двигаться. И если на прежнем месте скорость движения замедляется, значит, пора поработать над собой, либо инициировать что-то полезное, либо идти дальше.

Вопрос 7. А Вы могли бы заниматься чем-то ещё, каким-то другим делом?

Александр: Бизнес мог бы свой открыть, но я бы не хотел начинать своё дело в России – это не столько развитие, сколько выживание, и административная нагрузка такая, что всё время уйдёт на поддержание оболочки бизнеса, а до сущности дело уже просто не дойдёт.В нынешней же экономической ситуации это и вовсе, по-моему, себе в ущерб.

А если совсем в другую область посмотреть… (Смеется.) Я бы таксистом поработал! А что? Мне нравится, машину водить… хорошо. Но если серьёзно, то я всегда выбираю кратчайший путь наверх, другое для меня просто противоестественно. И если какая-то возможность возникает, то, с моей точки зрения, её надо брать. Это тоже моё кредо – я всегда пользуюсь возможностями, которые приходят.

 

Ещё статьи и услуги по теме